Это не учения, боец! Добро пожаловать в реальный мир!
Полигон DISc0nNecT'a

Внимание!

Сайт переехал на новую платформу, в связи с чем изменились постоянные адреса статей. Переиндексация сайта поисковыми системами может занять 2-4 недели. Если вы не нашли нужную статью при переходе с поисковика, попробуйте воспользоваться поиском сайта и найти материал вручную. Приношу свои извинения за причиненные неудобства.

Ваш DISc0nNecT.

Авторизация

Черный мускус
Как заработать денег в интернете

Карта посещений

Другие ссылки

Поиск по сайту

Но ведь надо же что-то делать!

Но ведь надо же что-то делать!

Но ведь надо же что-то делать!Как писал великий Ницше, «Возлюби ближнего своего» — это значит прежде всего: «Оставь ближнего своего в покое!» — и как раз эта деталь добродетели связана с наибольшими трудностями.

Скажу больше. Фраза «но ведь нельзя же просто пройти мимо» — любимое оправдание моралофагов в ситуациях, когда становится очевидно, что их действия приносят вред.

Во многих ситуациях, впрочем, надо именно что «пройти мимо». Так как врачебный принцип «не навреди» никто не отменял. Порядочный последователь Гиппократа, прежде чем совершить с больным какую-нибудь манипуляцию, должен задуматься: а не будет ли вред от лечения сильнее, чем само лечение. И ежели будет — скрестить руки на груди, сделать скорбное лицо и спокойно ждать.

Проведу аналогию. Представьте себе, что вы — сотрудник милиции. Вооружены резиновой дубинкой. И вы видите пожилого человека, который, согнувшись, держится рукой за спину, пытаясь поднять с асфальта свой футляр с очками.

У вас есть выбор: взбодрить пенсионера молодецким ударом дубинкой по хребтине или… спокойно пройти мимо.

Как следует поступить?

С точки зрения моралофагов — однозначно надо перетянуть дубинкой по спине заболевшего гражданина. Так как настоящий гуманист никогда не пройдёт мимо чужого несчастья. Он вмешается и попытается исправить ситуацию, даже если у него нет для этого ни знаний, ни возможностей.

Когда же сражённый ударом бедолага, коротко взвизгнув, рухнет в грязь и потеряет сознание, проходящие мимо моралофаги одобряюще похлопают милиционера по плечу: «ты молодец, победить радикулит очень тяжело, но ты, по крайней мере, попытался: не прошёл мимо».

Ровно такую ситуацию мы видим и с детозащитниками.

— Дети живут с мамой в коммуналке! На каждого ребёнка приходится всего по три с половиной метра площади! Надо срочно забрать их в комфортабельный детский дом.
— А нельзя просто оставить эту семью в покое? Ну, раз уж вы предпочитаете тратить деньги на премии чиновникам, а не на жилплощадь многодетным семьям?
— Вы, Фриц, видимо, никогда не вынимали детские трупики из петель и не вылавливали их из теплотрасс.

Спрашивается: удастся помочь маленьким самоубийцам, если мы начнём забирать их в дома-интернаты из коммунальных квартир?

Очевидно, нет. Хотя бы потому, что жизнь в коммуналке — ещё ни разу не повод для ребёнка, чтобы лезть в петлю. А уровень самоубийств среди детдомовцев — 10%. Это очень много, чтобы не сказать грубее.

Почему же тогда детозащитники не могут оставить нормальные семьи в покое и перестать волноваться относительно отсутствия апельсинов в холодильнике и прочих бытовых ужасов?

Потому что «надо что-то делать». Помните у Гоголя?

«Он ученая голова – это видно, и сведений нахватал тьму, но только объясняет с таким жаром, что не помнит себя. Я раз слушаю его: ну, покамест говорил об ассириянах и вавилонянах — еще ничего, а как добрался до Александра Македонского, то я не могу вам сказать, что с ним сделалось. Я думал, что пожар, ей-богу! Сбежал с кафедры и, что силы есть, хвать стулом об пол. Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?»

Впрочем, если слегка копнуть, находится обычно у активности чиновников и другое объяснение. На содержание одного ребёнка в детском доме выделяется сейчас 21 тысяча рублей в месяц (пруфлинк). Если детские дома закроют, а детей раздадут приёмным родителям — как чиновники смогут управлять этими деньгами? И, главное, куда девать самих чиновников? Не можем же мы просто выкинуть их на улицу, как нашкодивших котят? Мы в ответе за тех, кого приручили.

Не будем забывать и про то, что служба опеки курирует разного рода квартирные вопросы, связанные с переездами несовершеннолетних. Выполнить требования наших законов при, например, обмене квартиры на другой город часто бывает крайне тяжело. Скажем, в случаях, когда надо сначала продать квартиру в одном месте, а потом купить в другом, закон не позволяет выписать несовершеннолетнего в никуда. Приходится отменять переезд или договариваться со службой опеки. Цена же подписи чиновниц из службы опеки легко может достигать нескольких сотен тысяч рублей.

Поэтому если сверху спускают план — спасти определённое количество детей из «неблагополучных» семей — добродушные тётки из опеки приложат определённые усилия, чтобы не потерять своё место. Перефразируя известную сентенцию, если ваш ребёнок не в детском доме — это не ваша заслуга, а наша недоработка.

Оправдание у всех этих непотребств, повторюсь, одно. Моралофажеское «надо же что-то делать». У многих людей словосочетание «ребёнка избивают» сносит крышу, и они готовы выдать службе опеки разрешение на любые действия просто потому, что где-то «избивают ребёнка». Простая мысль о том, массовые наказания невиновных только усугубят проблему, в голову людям не приходит: слишком уж эмоционален вопрос.

Проведу аналогию. Представьте себе, что сотрудникам ГАИ дали право отбирать права не на полгода, а навсегда, причём не просто так, а сразу вместе с автомобилем. И, до кучи, законодатели отменили правила дорожного движения, разрешив сотрудникам ГАИ самостоятельно решать — нарушил конкретный водитель закон или нет. Оставили только статью 77 в Транспортном Кодексе:

«При непосредственной угрозе жизни участников дорожного движения или их здоровью сотрудник ГИБДД вправе немедленно изьять транспортное средство у владельца или у других лиц, под управлением которых оно находится».

Как полагаете, весело станет ездить по дорогам? Думаю, куда как веселее, чем сейчас. Чиновников уровня Астахова, разумеется, гаишники трогать не будут, а вот обычным водителям придётся крайне кисло. Однако, уверен, многие пешеходы такое изменение в законах горячо поддержат. Вполне достаточно будет показать по телевизору несколько сюжетов с расчленёнкой и пьяными водителями. Аргумент «надо же что-то делать» сработает, полагаю, железно.

Я помню, был такой забавный опрос. Детям из разных стран выдали на разбор несколько неоднозначных ситуаций, и дали на выбор разные варианты ответа. Ситуации были типа «вы видите, как Петя ударил Васю ногой по попе: что будете делать».

Дети из бСССР давали ответы «стукнуть воспитательнице» или «серьёзно поговорить с Петей». Дети же из Швейцарии на большинство вопросов отвечали… «проигнорировать». Дескать, это не моё дело — чего я буду вмешиваться?

Надо отметить, что в Швейцарии порядка куда как больше, чем в России. И одна из причин этого, думаю, как раз уважение швейцарцами главного врачебного принципа — «не навреди».

PS: Спасибо, ответ найден: болезнь, когда человек не может принимать даже простейшие решения, типа «надеть сегодня синюю куртку или зелёную», называется «абулия».

Update 1: К вопросу, что надо сделать.

  1. Прописать в законе короткий и исчерпывающий список причин, по которым можно будет забрать ребёнка. Например, «ребёнок до трёх лет находится в квартире один или с пьяными родителями». Или «ребёнок имеет травмы, требующие немедленного медицинского вмешательства».
  2. Прописать в законе максимальный срок изьятия ребёнка в критических ситуациях. Сделать его равным, например, одной неделе.
  3. Ввести уголовную ответственность для сотрудников опеки и детских домов за превышение полномочий.
  4. Уволить Астахова и прочих бэтменов.

Update 2: Любопытная тенденция. gaz_v_pol пишет, что на смену «добродушным тёткам из опеки» приходят теперь «бодрые молодые ребята на хороших машинах из опеки» (ссылка).

Update 3: Ещё немного про реальную ситуацию в детских домах: (ссылка).

Update 4: Астахов, похоже, решил взять на вооружение метод царя Соломона. Цитирую (источник):
«Наконец, новый детский омбудсмен планирует вести просветительскую работу, чтобы "каждый ребенок знал, куда ему обращаться в случае нарушения его прав", а также положить конец "телесериалам с разделом детей родителями". По словам господина Астахова, он будет добиваться, чтобы суды "оперативно изымали детей" и сдавали их в приемники-распределители, пока родители "будут договариваться"».


© Фриц Моисеевич Морген

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика